«Не ожидал, что встречу здесь столько замечательных людей»

Когда Кеннет Уэйн Смит младший оказался в рейтинге Forbes «30 до 30», он работал инженером по динамике конструкций в Исследовательском центре Лэнгли по программе NASA Commercial Crew, в рамках которой занимался разработкой пилотируемых космических аппаратов по заказу компаний Boeing и SpaceX. Став участником программы международных стажировок Alfa Fellowship, он провел в России почти 10 месяцев, из которых 5 проработал инженером в Космическом центре Сколтеха (SSC). Мы побеседовали с Кеннетом о его планах, увлечении космосом и музыкой, а также успехах в освоении русского языка.

img_1389

Как вы оказались в Сколтехе?

Я окончил магистратуру, поступил на работу в Лэнгли и всерьез задумался о том, как осуществить свою мечту  – стать астронавтом. Я понимал, что даже кандидатом в астронавты может стать далеко не каждый. Для этого нужно обладать совершенно особыми качествами, выделяться из общей массы. Неожиданно для себя я узнал от моей знакомой Эшли Ковальски о программе международных  стажировок, по которой она целый год провела в России, освоила русский язык и прошла стажировку в небольшой спутниковой компанией SPUTNIX. Меня это очень заинтересовало, и я решил подать заявку на участие в программе.

Успешно пройдя этап собеседований, на котором задавали стандартные вопросы, я понял, что мне предстоит более серьезное испытание –  тест на владение русским языком. Понимая, что попал в трудное положение, поскольку мои знания ограничивались лишь русским алфавитом, я решил заучить пару фраз на русском языке: «Здравствуйте, меня зовут Кеннет. Я инженер по авиационно-космической технике». Представ перед экзаменационной комиссией, я, разумеется, все забыл. Помню, что думал только об одном – я не пройду… Каково же было мое изумление, когда несколько месяцев мне сообщили, что я принят! Оказалось, знание русского языка было не так важно. Главным критерием была целеустремленность кандидата.

Приехав в Россию в июне прошлого года, я сразу начал посещать занятия по русскому языку  и лекции по русской культуре в ВШЭ, которые продолжались около трех месяцев. После этого мы должны были приступить к работе. Мне предложили поработать в компании Яндекс по проекту автономных автомобилей. Для окончательного решения о моем приеме на работу потребовалось согласование с юристами компании Яндекс, так как я являюсь гражданином США. Я прождал три месяца, но ответа так и не получил. В итоге я оказался в Музее космонавтики, где с удовольствием поработал бы в качестве волонтера – ведь это одно из  самых крутых мест в Москве! А вот для серьезной работы по профессии я, конечно, выбрал бы другое место. Через свою коллегу по Музею Анастасию Пржевальскую я познакомился с Андреем Потаповым, который работает в Сколтехе, где занимается малыми спутниками. Мы встретились и договорились о собеседовании. До этого я слышал только о Сколково, а вот о Сколтехе не знал ничего. Поскольку моя диссертация была посвящена как раз спутникам CubeSat, я понял, что лучшего места, чем Сколтех, мне не найти.

Как вам работается в Сколтехе?

Здесь меня с первых дней окружили вниманием и заботой и то и дело что-то предлагали – вместе пойти на лекцию, вместе пообедать. Меня сразу покорила товарищеская атмосфера, которая царит в институте. Недавно я общался с инженерами Сколтеха – разработчиками ракетных технологий и был приятно удивлен, узнав, что они принимают участие в конкурсе IREC, где участвует и наша команда, которую я организовал в США еще  будучи студентом. Сейчас я пытаюсь обзавестись в России полезными контактами для своей команды – ведь сотрудничество это здорово! И в Сколтехе, и в Музее космонавтики я познакомился с очень дружелюбными и гостеприимными людьми. Жалею только, что взял с собой мало значков с эмблемой NASA – боюсь, их не хватит, чтобы раздать всем, с кем подружился  в России. Я и не ожидал, что встречу здесь столько замечательных людей.

Над чем вы уже успели поработать в Сколтехе? Были ли у вас интересные проекты, исследования?

Я был задействован сразу в нескольких текущих проектах Космического центра Сколтеха. Один из проектов был посвящен задаче стабилизации малых космических аппаратов и спутников CubeSat. Я занимался исследованием жидкостного блока управления положением спутника (FMC), определял типы спутников, в которых он может применяться, а также типы жидкостей, с помощью которых можно наиболее эффективно решить задачу стабилизации. Традиционно задача управления положением спутника решается при помощи маховиков. Блок FMC способен обеспечить значительный выигрыш по мощности, весовым характеристикам и эффективности работы по сравнению с традиционными решениями. Тем не менее, использование жидкости связано и с определенными проблемами: в условиях микрогравитации она может вытекать, что может создавать серьезные проблемы для работы бортовой электроники.

Еще один проект, в котором я принимал участие, был связан с созданием архитектуры, позволяющей оптимизировать расчеты и работу итерационных средств, обеспечивающих соответствие заданным проектным требованиям по напряжению или тепловым режимам. Наличие методики построения итерационного процесса, обеспечивающего  соответствие проектным требованиям, позволило бы сократить временны́е затраты не только на этапе проектирования, но и в процессе моделирования, анализа и тестирования конструкции.

_f6a0132

Вы сказали, что мечтаете стать астронавтом. Неужели вас не пугает сама идея полета в космос?

Нисколько. Это же очень интересно! По правде говоря, мечта стать астронавтом появилась у меня не так давно. Впервые эта мысль пришла мне в голову, когда я начал работать волонтером в Научном центре Грейт Лейкс. До этого я учился в школе и собирался стать биохимиком. Мне нравились точные науки, и все-таки это был «запасной вариант». В душе я мечтал стать рок-звездой! У меня даже есть забавная фотография, на которой у меня длинные волосы, как у рок-музыканта! Как я уже говорил, биохимия не очень меня увлекала, но я, как и все, должен был выбрать какой-то профильный предмет. Когда я учился на первом курсе колледжа, мой отец остался без работы. На втором курсе мне пришлось бросить колледж и устроиться на постоянную работу. Тогда отец сказал, что мне нужно найти дело по душе. И только поработав некоторое время волонтером, я наконец понял, что больше всего меня интересует космос. Вот так я и решил пойти учиться на инженера авиационно-космической техники. Не думаю, что я прирожденный инженер, просто в какой-то момент я всерьез полюбил эту науку.

Если бы тогда вам сказали, что 13 лет спустя вы окажетесь в России, к тому же мечтая стать астронавтом, вы наверняка не поверили бы.

Конечно, не поверил бы! (смеется) Чтобы быть астронавтом, нужно выучить русский язык. Я просто не мог упустить такую невероятную возможность – побывать в России стране и выучить русский язык! В эпоху холодной войны в области освоения космоса шла постоянная борьба ─ СССР против США, Фон Браун против Королева…  До Луны мы добрались, но на этом освоение Луны и закончилось. Думаю, что дальнейшее освоение космоса, например, создание поселений на Марсе (о чем сейчас постоянно говорит Илон Маск) требует таких финансовых средств и человеческих ресурсов, которые можно обеспечить лишь за счет широкого сотрудничества и уж никак не соперничества. Даже сегодня, когда отношения между нашими странами находятся не на самом высоком уровне, космос ─ это та область, где еще можно договариваться и работать вместе. Я всегда говорю, что путь к миру во всем мире лежит через космос.

Чем вас как будущего астронавта больше всего привлекает космос?

Все мои мысли сейчас о Марсе, а у NASA все мысли о Луне. Идея строить поселения на Марсе вызывает у людей куда больший интерес, чем освоение Луны. На Луну мы уже летали, и кого это сейчас волнует? Сегодня, когда наступила эра глобального сотрудничества в области космоса, полеты в космос уже не являются тяжким бременем для отдельно взятой страны. Космическое сообщество стремится к созданию таких технологий, которые позволили бы не только летать на Марс, но и создавать на Луне объекты долговременного использования. Эти идеи я целиком и полностью разделяю.

Большой интерес у меня вызывает и деятельность коммерческих компаний по развитию индустрии космических путешествий. Если эпоху холодной войны можно назвать золотым веком освоения космоса, то сегодняшнее время – платиновым веком. Все стало дешевле, появились ракеты-носители многоразового использования. Стремительно развиваются технологии малых спутников, над которыми работают и специалисты Сколтеха.  Космос с каждым годом становится все ближе и доступнее и оттого еще заманчивее! В космонавтике сейчас происходит много интересного, и каждый может стать частью этого процесса!

Что вы планируете делать дальше?

Сейчас для меня первоочередная задача – стать кандидатом в астронавты.

Я уже подал заявку в NASA и надеюсь в скором времени получить ответ, из которого станет понятно, что делать дальше. Я чувствую, что неплохо справляюсь с ролью исследователя. У меня уже был опыт работы в NASA в области новых коммерческих пилотируемых космических  кораблей, а теперь я еще вооружился новыми знаниями и опытом в России, где работал в составе международной команды. Думаю, у меня есть все шансы попасть в отряд астронавтов. Для того чтобы пройти собеседования и выполнить все необходимые формальности, потребуется еще как минимум год. А тем временем я планирую продолжить работу в NASA, хотя понимаю, что COVID-19 может внести коррективы в мои планы.

_f6a0146

В итоге вам удалось освоить русский язык?

Русский у меня ужасный (смеется).  Когда я начинаю говорить по-русски, у людей это вызывает улыбку, но при этом все стараются мне помочь. ‘Русский язык ─ это очень трудно, это чистой воды правда!’ (говорит по-русски) А если серьезно, я много и упорно занимался и считаю, что смог далеко продвинуться в изучении русского языка. В Музее космонавтики я иногда даже выступал в  роли переводчика. Это сильно помогло мне пополнить словарный запас, хотя мои разговорные навыки пока оставляют желать лучшего. ‘Мой учитель сказал, что моя грамматика очень хорошая, но когда я говорю по-русски, это катастрофа!’ (говорит по-русски). Справедливости ради скажу, что так дела обстояли несколько месяцев назад, но о том времени я до сих пор вспоминаю с улыбкой.

Благодарности:

Хотел бы поблагодарить всех, кто помог мне быстро освоиться не только в Сколтехе, но и в Москве. Все, с кем мне довелось работать – а это Андрей Потапов, Антон Иванов, Галина Чикунова, Николай Муллин, Никита Велиев, Нарек Ананян, Антонина Громыко, Анастасия Ильина, Петр Мухачев и многие другие, оказались замечательными людьми! Я благодарен всем, с кем мне посчастливилось работать в Музее космонавтики: это Дарья Чудная, Ольга Филимонова, Анастасия Пржевальская, Илья Буравчиков, Максим Фалилеев, Денис Прудник, Альфред Вардазарян, Ольга Низовцева, Юрий Соломко, Наталья Артюхина и многие другие. Особая благодарность Ирине Шрейбер и Франку Текеру. Этот список можно продолжать, и он займет не одну страницу. Спасибо всем, кто сделал прошедший год лучшим годом в моей жизни!

Контакты:
Skoltech Communications
+7 (495) 280 14 81

Tweet about this on Twitter0Share on Facebook0Pin on Pinterest0Share on Tumblr0Share on VK