Алексей Пономарев: “Ответ на вызовы технологической революции – создание новых рынков”

Алексей Пономарев, вице-президент Сколтеха по стратегии и связям с индустрией выступил в НИУ ВШЭ на пленарной дискуссии «Технологические вызовы и инновации», проходящей сейчас XVII Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества. IMG_8202Участниками дискуссии, которая должна стать частью мер по созданию базы для выработки рекомендаций к формируемой Стратегии научно-технологического развития РФ на период до 2030 года, вместе с Алексеем Пономаревым стали руководитель направления «Макроэкономика» Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов и первый проректор ВНИУ ВШЭ Леонид Гохберг.

В своём выступлении вице-президент Сколтеха постарался обрисовать те направления, в которых уже сегодня – в ближайшие год-два, необходимо развивать активность, чтобы в ближайшие 10-20 лет Россия не оказалась в глобальном разделении труда позади развитых стран. По его словам, нынешняя дискуссия о реформировании науки актуальна, но в последние 20 лет попытки реформы науки привели к выводу о том, что если экономика носит не тот характер, чтобы позволить реализоваться разработкам, то они так и останутся разработками.

Другой факт – ожидания от разработок и прогнозы не всегда сбываются и чаще не сбывается. Мы помним как воодушевленные прогнозы о засилье робототехники обернулись довольно скромными результатами. При этом,  практически каждая технология генерирует ожидания технологического и социального прорыва. Но, как правило, происходит иное – более спокойное внедрение технологии, которая, пусть и перестаёт быть революционной, но меняет технологический уклад.

Говоря о положении России, вице-президент Сколтеха констатировал, что есть области, которые мы пропустили, но среди них есть те, которыми мы обречены заниматься. Наиболее явный пример – технологии нефти и газа.  По мнению Алексея Пономарева, сегодня самыми близкими и самыми «нервными» для нас являются технологии работы с трудноизвлекаемыми запасами углеводородов. Сейчас в мире происходит смена бизнес-модели – умея добывать то, что раньше добывать было невыгодно, люди перестают зависеть от территории и больше зависят от технологии. «Ситуация в России всем известна – мы стоим на пороге исчерпания запасов жидкой нефти, а дальше? Дальше, что получится, то и получится. Проблема для России состоит в том, что пользуясь удачной конъюнктурой нефтяных цен, наша страна 20 лет активно использовала международный нефтесервис. Сейчас нефтесервис начинает становится более избирательным и мы остаёмся в сложном положении перед новыми вызовами новых типов месторождений и технологий работы с ними. Новые типы месторождений, например в Арктике, для нас абсолютный «космос» технических и технологических проблем, решать которые мы начали год-полтора тому назад. Сейчас наше отставание – минимум в 10 лет, при том, что экономика России по-прежнему испытывает сильнейшую зависимость от этого сектора».

Другой мировой тренд, который в России сильно заблокирован – новая энергетика. Ее развитию препятствует характер энергопотребления и энергосистем. «Два года назад совместно с американскими партнерами мы создали R&D центр, который планировался как мировая экспериментальная площадка формирования нового энергетического уклада, но очень быстро поняли, что в нашей стране отсутствуют драйверы процесса. Так устроена система, что ей не нужны ни альтернативные источники энергии, ни оптимизация сетей. Только отдельные российские компании находят себе занятие в этой области и когда начинают работать, то демонстрируют результаты на западных рынках или в Азии, как это произошло с компаниями, работающими в области солнечной энергетики. В России же для них нет рынка и мы не можем преодолеть ту старую большую систему, которая сейчас все еще выгодна».

Однако, по мнению А.Пономарева, даже в нынешних условиях область новой энергетики генерирует множество смежных возможностей. Наиболее очевидный пример – электромобильность. Но когда мы начинаем разбираться с тем, что мы можем в этой области, то выясняется, что можем производить аккумуляторы по технологии 30-летней давности и у нас отсутствует такое направление промышленности, как производство современных средств электрохимического хранения энергии. Это абсолютный и существенный вызов в нише, у которой пока нет спроса на российском рынке, но в которой можно работать с прицелом на мировой уровень.

Не менее популярная последние несколько лет тема – новые производственные технологии. Суть и преимущество их в том, что с помощью массового производства можно выпускать изделия с высокой степенью кастомизации. Сейчас главное преимущество в этой сфере – низкий барьер входа на рынок для новых компаний из малого и среднего бизнеса. Именно эти компании малого и среднего бизнеса на Западе в ряде отраслей начинают обесценивать продукцию компаний-гигантов. У России, по мнению вице-президента Сколтеха, в этой сфере есть возможность вернуться к теме стимулирования малого и среднего бизнеса и его стимулированию, одновременно с защитой от монополий.

Новые агротехнологии – область в которой отставание России составляет примерно 20 лет. Изменения в ней революционны и они, к сожалению, упущены нашей страной. Однако, как считает Алексей Пономарев, изменения в мировом агросекторе оказались столь глубоки, что до сих пор здесь есть свободные ниши, которые могли бы быть заняты Россией. Какие? «Во-первых это «нелюбимые» генетические технологии. Генные технологии, что с модификацией, что без нее, дают фантастические возможности направленной селекции. Сегодня уровень подготовки наших биотехнологов, биоинформатиков, генетиков, математиков – все это позволяет нам войти в этот бизнес. Сказывается и положительное влияние политической ситуации. Благодаря санкциям агротехнические компании получили возможность увеличить свой сбыт и доходы, что позволило им инвестировать в новые технологии, включая направленную генную селекцию. Одна из проблем здесь заключается в том, что представление официальных структур о ГМО находится на уровне 2010-2011 годов, когда еще не был совершён рывок в этой области редактирования генома. В целом же тема генетики в агропромышленной отрасли чрезвычайно насыщеная и актуальная».

Другая ниша где у нас есть шанс охватывает все, что касается прецизионного земледелия, использования беспилотной техники, дронов, космической и аэрофотосъёмки, работы с большими массивами данных. Использование этих технологий способно радикально изменить результативность обработки земли.

Актуальной областью является и новая фармацевтика. «К сожалению, абсолютно пропущенный и фантастически важный вызов – проблема старения населения. Геномика, работы по изучению фенотипов и целый ряд других направлений исследований нами упущен. Но старая, тяжелая и малоэффективная система централизованного здравоохранения оказывается тут нашим конкурентным преимуществом, позволяя централизованно собирать большой объем необходимой для исследований медицинской статистики. Близко к ней стоят проблемы старения и роста численности населения, страдающего деменциями. Это вызов всей мировой системе здравоохранения, которая тратит огромные ресурсы не на поддержание здоровья, а на содержание больных. Здесь снова нашим конкурентным преимуществом выступает доступность для анализа при разработке новых препаратов больших объемов статистических данных. Сейчас очень приятно видеть первые работы и коллективы, начинающие работы в этой области», – отметил Алексей Пономарев.

Сегодня миру требуются совершенно другие степени быстродействия электроники и традиционные устройства уже близки к своему пределу. Фотоника станет ответом на этот вызов. Если мы взглянем на Кремниевую долину, то увидим, что уже десятки и сотни компаний выходят на рынок с устройствами с быстродействием за сотню мегабит на канал. На 2025-2030 годы уже закладывается быстродействие на уровне террабита на канал. Подобное быстродействие понадобится для всего, начиная с анализа данных и заканчивая полетами в космос. Скачек который произойдёт в ближайшее десятилетие мы не должны пропустить так, как когда-то мы пропустили кибернетику.

В завершении своего доклада Алексей Пономарев подчеркнул, что сейчас можно по разному перестраивать работу Академии наук и её взаимодействие с институтами или перераспределять те небольшие средства, что выделяются у нас на науку, но все же, важнее то как мы сумеем защитить, стимулировать и помочь компаниям, работающим в перспективных технологических секторах, создавая принципиально новые рынки.

Tweet about this on Twitter0Share on Facebook0Pin on Pinterest0Share on Tumblr0Share on VK